Поиск

Патагонцы вспоминают мегатериев

Лишение грозного йемиша ореола таинственности не решило спор о существовали наземного ленивца. В конце концов, надо было хотя бы выяснить, кем был тот «лохматый ящер», на которого зря истратил свои пули дон Рамон Листа. Кроме того, не надо забывать, что несколько исследователей слышали из уст техуэльче легенды не только о злом хищнике, но и о безобидном звере, считающемся, по преданиям, неуязвимым, несмотря на медлительность. Эти предания больше подходят для доказательства существования крупного ленивца, который, в отличие от унау, ведет наземный образ жизни.

Послушаем мнения некоторых исследователей.

Доктор Франсиско Морено не может быть заподозрен в предвзятости, так как он твердо отрицай недавнее существование гигантских ленивцев. Он утверждал, что многие техуэльче и ген-наки рассказывали ему о страшном лохматом звере, воспоминания о котором сохранили их предки. В 1875 году старый вождь одного из племен показал ему пещеру, вырытую, как считалось, зверем, называемым Ellengassen. Правда, индейцы не могли сказать, существует ли он до сих пор.

Второй свидетель — дон Рамон Листа, труды которого по этнографии и географии Патагонии до настоящего времени оставались актуальными. Он писал, что индейцы верят в злого духа, живущего в Сьерра-Кархуэрне (территория бассейна реки Санта-Крус), а также в чудовищных четвероногих, которые, по легенде, похитили одного из индейцев и его семью, когда они пешком возвращались из Шарры.

Профессор Сантьяго Рот свидетельствует, что один из вождей техуэльче Канкель несколько раз повторял ему слова своего деда об очень опасном звере, который живет в окрестностях озера Буэнос-Айрес. Когда раздавался его рев, все другие звери спасались бегством. Во время такого бегства лошадиного стада и погиб его дед, охотившийся у озера на страусов. С тех пор бедный Канкель так боялся чудовища, что ни за какие посулы профессора Рота не согласился подойти с ним к озеру и на километр!

Четвертым свидетелем выступал Рудольф Ленз, который привлек в качестве иллюстрации к своей версии арауканский фольклор. Он упоминал о каком-то диком животном, которого арауканы называли на испанский манер lofo toro (то есть lobo toro), что означает «волкобык». Ленз считал, что речь шла прежде всего о быкообразном существе, а слово «волк» добавлялось для придания его образу зловещего оттенка. Заметим здесь, что Ленз опирался на немецкий способ словообразования, где определяющее слово стоит первым. В романских языках, к которым относятся испанский и французский, на первом месте в сложных словах стоит главное слово. А вот другой пример: арауканы называют выдру по-испански zorro-vibora (лиса-гадюка) и подразумевают лису, плывущую по-змеиному, а не змею, бегающую по-лисьи.

Мне кажется, что если бы кто-то захотел сравнить милодоноподобное животное с каким-либо представителем патагонской фауны, то им в первую очередь оказался бы волк бычьих размеров. Действительно, волк здесь — единственное животное с жесткой всклокоченной шерстью на относительно коротких лапах, а бык — самое крупное животное, которое знают аборигены.

Но вернемся к предыдущим свидетельствам. Вполне вероятно, что индейцы испытывают священный трепет перед легендарным мохнатым чудовищем, ибо из той фауны, которую здесь можно встретить, или из недавно существовавшей ни один зверь не похож на него, за исключением, как мы предполагаем, крупного наземного ленивца.

Странным кажется факт, что страх вселяет животное, которое, как мы убедились, было одомашнено. Но не надо забывать, что одомашнили его не техуэльче и не арауканы, а их предшественники в Патагонии. Точно так же, как в Индии слоны являются источником страха для многих племен, тогда как другие племена их давно одомашнили.

Доктор Леманн-Ницше счел, что изложенные выше легенды вызваны существованием либо того же ягуара, либо одичавшего домашнего быка. По его мнению, в культуре патагонских индейцев, никаким образом не запечатлено воспоминание о гигантском неполнозубом; этого и быть не могло, так как со времени его существования, как и исчезнувших людей, приручивших его, прошли тысячелетия.

Мне же такая версия кажется несправедливой. В слишком уж хорошем состоянии были обнаружены останки исчезнувшего животного, чтобы отодвигать дату его исчезновения так далеко в прошлое. И чтобы подтвердить это, я приберег напоследок сильный козырь.

Смотрите также

Последняя глава. — Необыкновенное происхождение Олгоя-Хорхоя
«Звонкий грохот над головой заставил нас вздрогнуть. Это радист стучал в крышу кабины. Наклонившись к окну, он старался перекричать шум мотора. Рукой он показывал направо. — Что там у них? — с до ...

Эволюционное учение и биология
Эволюционная биология, как и любая другая наука, прошла длинный и извилистый путь развития. Возникали и проверялись различные гипотезы. Большинство гипотез не выдерживало проверки фактами, и лишь немн ...

Признательности
Многие люди проявили большую любезность, читая и комментируя наброски частей этой книги; среди них: Леда Космидес, Мартин Дали, Мэрианн Айсманн, Вильям Гамильтон, Джон Хартунг, Филип Хефнер, Энн Х ...